ОГКУ "Государственный архив
Белгородской области"

Новости

11.06.2015 Дети войны

В газете «Наш Белгород» (№22 (1606)) опубликована статья главного хранителя фондов Кривцовой Е. В. «Украденное детство», посвященная детям войны. В статье на основе архивных документов рассказывается о жизни детей, которые наравне со взрослыми противостояли трудностям военных лет в Белгороде.

Украденное детство

В этом году мы празднуем 70-летие Великой Победы – победы над агрессией зла и человеконенавистничества. Долгие четыре года полыхало пламя страшной войны, долгие четыре года миллионы людей боролись за право мира и спокойствия на родной земле. Одни с оружием в руках, другие – на полях, у станков, в госпиталях. И в одном строю этого противостояния стояли дети. Сейчас их называют дети войны.

 

Дети войны – страшное сочетание двух несочетающихся слов… Детство их окончилось в один день – 22 июня 1941 года. Они быстро повзрослели, приняв недетские испытания – голод, страх, боль, холод, смерть родных и близких. Сколько бед и горя, тягот и труда им пришлось вынести на своих неокрепших плечах, работая на заводах и в поле наравне со взрослыми, заменяя собою ушедших на фронт отцов и братьев, а часто и с оружием в руках лицом к лицу с врагом. Скупые строки немногочисленных архивных документов рассказывают нам об этом.

С началом войны дети городов и сел вышли на поля, помогая старшим. Многие районные комитеты партии в августе 1941 года приняли решения о переносе начала занятий в 5-10 классах на 1 октября и мобилизации всех учащихся старших классов на полевые работы, а затем, в конце сентября, постановили «мобилизовать все трудоспособное население в возрасте от 12 до 60 лет, не занятое на оборонном строительстве, на сельскохозработы на период с 30 сентября 1941 года и до окончания уборки и молотьбы». Но уже 19 октября фашистские оккупанты впервые ступили на белгородскую землю, а 24 октября вошли в Белгород. С тех пор у всех началась другая жизнь, память о которой навсегда запечатлела пережитые ужасы и потрясения у жителей нашего края.

«Другая жизнь»

 

Установление своего порядка «новые хозяева» начали с политики устрашения и полного подчинения местного населения. Для этого перед старинным Преображенским храмом в Белгороде, на Базарной площади была установлена виселица, на которой были повешены многие белгородцы. В феврале 1942 года оккупанты в сараях камышитового завода, что располагался в Старом городе, заживо сожгли людей. Согласно составленным после освобождения документам, численность их составляла 1700 человек, из них жителей Белгорода 90 человек, среди которых дети от 2 до 17 лет. Фамилии остальных остались неизвестны.

С весны 1942 года оккупанты стали принудительно вывозить мирное население на работы в Германию. Из Белгорода первая партия жителей была отправлена в переполненных товарных вагонах 24 октября 1942 года – так фашисты отметили годовщину оккупационного режима. В первую очередь это были молодые люди – девушки и юноши, не достигшие призывного возраста, но часто это были просто дети 12-14 лет. Среди угнанных находились и женщины постарше, которые вывозились вместе с малолетними детьми.

На территории Белгородчины для организации борьбы в тылу врага были созданы партизанские отряды, которые уже в ноябре 1941 года начали боевые действия. Многие подростки и старшеклассники, рискуя собственной жизнью, участвовали в сопротивлении оккупантам: писали листовки, помогали партизанам, собирая разведданные, участвуя в боевых операциях.

 

Освобождение

После освобождения от захватчиков Белгород остался в руинах. В протоколах сессий Белгородского горсовета по итогам работы за 1943 год указано, что «немецкие оккупанты подвергли колоссальному разрушению все отрасли хозяйства города», в списке разрушенных полностью и частично стоят 15 школьных зданий и 14 зданий детских учреждений. В отчетах городского отдела народного образования отмечено, что имеющиеся до оккупации в школах 1863 парты, мебель и оборудование полностью уничтожены.

Для возобновления учебного процесса в городе было «приспособлено» 4 школьных здания, которые начали свою работу в 1943-1944 учебном году: средняя школа №1 (ул. Красина, 51), неполная средняя школа №2 (ул. Комсомольская, 66), начальная школа №3 (ул. Воровского, 29), начальная школа №4 (ул. Литвинова, 55). В школах города в этот учебный год имелось всего 36 классов, из них: первых-четвертых – 22 , пятых-седьмых – 11 и восьмых-десятых – 3, в которых на 15 сентября 1943 года учались 1043 учащихся, а к концу учебного года – 1206. Восстанавливались школы, в большей степени, силами самих учащихся. Для этого создавались добровольческие строительные бригады из детей и учителей по ремонту школ и школьной мебели.

Учиться приходилось в плохо отапливаемых классах, при нехватке учебников, тетрадей и других школьных принадлежностей. Были проблемы с посещаемостью, но не от нежелания учиться, а зачастую им попросту не в чем было пойти в школу - нет одежды, а чаще обуви. По этой причине 280 детей не посещали занятия. Для решения, хотя бы частично, этой проблемы горисполком 10 февраля 1944 года рассмотрел вопрос об организации при школе №1 «сапожной мастерской по починке обуви силами учащихся». Для этого директору промкомбината было необходимо «к 25 февраля 1944 года выделить инструктора по сапожному цеху, обеспечив необходимым инвентарем, инструментарием и сырьем», а также указано производить промкомбинату и артелям вне всякой очереди починку обуви и одежды по заявкам городского отдела народного образования. Предприятиям местной промышленности было предписано изготовить «300 пар детской обуви к 15 марта 1944 года, а также верхней и нижней одежды». Для обеспечения учащихся учебниками было решено изъять 75% учебников из городской библиотеки.

Многие дети остались сиротами, существовала проблема с детской безнадзорностью и беспризорностью. Пытаясь справиться с этим, уже в августе 1943 года в городе был организован детский приемник-распределитель на 75 детей, на обустройство которого было выделено 240 тыс. рублей. На патронировании в гороно состояло 96 детей-сирот, родители которых были убиты оккупантами или вывезены в Германию, находились на фронте или умерли. Помимо этого, в Белгороде было открыто два детских дома, на 7 января 1944 года в детдоме №1 проживало 40 детей, в детдоме №2 – 47. Содержание этих детей не всегда отвечало требованиям. На заседании исполкома городского Совета отмечалось, что в детдоме №2 (ул. Комсомольская, 63) «совершенно отсутствует топливо, дети не имеют обуви, белья, одежды, а поэтому не могут посещать школу. Из 47 человек детей 17 совершенно не имеют постельных принадлежностей и даже кроватей». Питание тоже было недостаточным, часто «дети, кроме 600 гр. картофеля, жиров 20 гр. и 400 гр. хлеба ежедневно», никаких других продуктов не получали. На заседании исполкома горсовета 28 августа 1943 года было решено ввести в рацион питания детей в детских учреждениях «витамин С в виде настоя шиповника или хвои», для чего организовать его приготовление в этих учреждениях.

Однако, не смотря на все трудности, эти дети учились и помогали восстанавливать город. После окончания войны в основном им придется еще долгое время восстанавливать всю страну и поднять ее на высокий уровень. Многие из них не смогли получить достойного образования по причине бедности и пропущенных лет обучения.

Сегодня дети войны – пожилые люди, живущие рядом с нами. Это наши мамы и папы, бабушки и дедушки, а чаще уже прабабушки и прадедушки. Это, в основном, трудолюбивые, добрые, отзывчивые люди, всегда способные протянуть руку помощи нуждающимся. Они и сегодня с достоинством преодолевают нынешние трудности - они привыкли к ним с детства, им есть с чем сравнить. Мы, рожденные после страшной войны, просто обязаны этим людям своими вниманием, заботой и уважением. Низкий поклон всем, кто сделал эту Великую Победу!

 

Главный хранитель фондов

Государственного архива Белгородской области

Елена Кривцова